Мария Горина: «Моя функция — вопросозадавательная. За этим стоят очень большие ресурсы, которые открывают новые двери и новые пути.»

Рассказывает Валерия Ефанова:

Знакомьтесь, моя сестра Маша Горина. Талантливый тренер, автор и разработчик настольных игр, геймкоуч, бизнес-тренер, эксперт бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ, преподаватель бизнес-школы SRC business school. Руководитель GorinaGames.Ru. Владелец и главный редактор портала разработчиков игр GameConstructor.Ru и вообще разносторонний человек и крайне интересный собеседник. 

В апреле 2019 года у Маши выходит книга «Жизнь как игра». Я встретилась с ней, чтобы расспросить о том, как и зачем писать книги. В итоге мы проговорили почти два часа, и я не хочу убрать из нашей беседы ни слова. 
 

Читайте о том, в чем суть профессии тренера, к каким словам собеседника вам стоит прислушаться с особым вниманием и какие вопросы помогут вам изменить свою жизнь так, как вам того хочется.

—Ты занимаешься играми. Это твоя основная история? 

— Я делаю игры, провожу тренинги, а теперь еще и книги пишу. Это физическое проявление того, чем я занимаюсь фактически каждый день, потому что основной предмет моих исследований всю жизнь — это люди и все, что с ними происходит. 

У меня очень много вопросов как к себе, так к людям и человечеству в целом. И я всю жизнь на них отвечаю. Почему у одного дергается глаз, а у другого нет? Почему один принимает такие решения, а другой другие? Почему у одного получается, а у другого не очень? Все с этим связанное выливается в тренинги и книги, которые не напрямую носят образовательный или терапевтический характер, а все время где-то на грани. 

Для того, чтобы купить что-то нужное, надо продать что-то ненужное. Чтобы получить новые навыки, мировоззрение, изменить себя в ту сторону, которую хочется, нужно от каких-то старых вещей отказаться. Поэтому в процессе обучения приходится что-то делать с людьми вместе, выяснять, что им мешает и превращать это в то, что им поможет. 

Тренинг можно проводить и в игровой форме. Иногда даже лучше делать это через игру. 

Потому что когда человек играет, это вроде как понарошку. Можно делать ошибки, можно себя ни в чем не обвинять, не корить, а открыто и свободно что-то пробовать. 

Например, простая детская игра про правильное питание устроена таким образом, чтобы распрограммировать мозги, которые программируются телевизором, рекламой известных нам брендов, что пытаются привить ребенку привычку есть не самую полезную еду. Но поскольку это игра, там никто не говорит, что бургеры это плохо, а брокколи это хорошо. Когда ребенок играет, у него у самого складывается такое впечатление, он сам делает для себя выводы и начинает питаться по-другому. 

— Я правильно понимаю, что ты про улучшение жизни людей? 

— Я про убирание лишнего и взращивание нужного. 

— У тебя было много вопросов к людям… 

— Не только к людям. Они начинались с себя на самом деле. Почему у меня здесь вот так? Почему в разговоре с этим человеком дергается глаз, а с этим нет? Я утрирую и тем не менее. 

— Вопросы побудили что-то менять. Ты не просто нашла объяснение. Ты поняла, что можно что-то менять и нашла подходящие инструменты. 

— Безболезненно по возможности. Примерно да. Что толку от того, что ты объяснила свое и чужое поведение? Здорово, когда ты знаешь, почему. Это снимает действительно большой процент напряжения. Глаз дергается, потому что я в детстве упала и с тех пор у меня такая ерунда. Но если это тебя ограничивает, нужно ли успокоить себя объяснением, что… 

— Родители виноваты. 

— Это удобная позиция. Но что с того? Вот ты объяснила, немного расслабилась, но поведение твое не поменялось, и в тех ситуациях, о которых идет речь, родители по-прежнему виноваты, а ты по-прежнему не получаешь тех результатов, которые хочешь. Надо же что-то делать. 

— А что ты хотела получить? Люди хотят любовь, положение. Чего хотела и получила ты? 

— Хороший вопрос, надо подумать. 

— У меня была мотивация не страдать. 

— Страдания меня не особо беспокоили. Любопытство да. И там присутствовала созидательная струя. Допустим, ты ребенок и тебе подарили конструктор. И ты выяснила какие там есть кубики, детальки, как все соединяется. Ты можешь строить, что хочешь, создавать свой собственный мир таким, каким он тебе видится, как тебе хочется и у тебя есть для этого абсолютно все. Любопытство, самопознание, строительство. 

— И интерес к людям. Общение дало тебе больше примеров. 

— Мне очень хотелось знать, почему они себя так ведут. 

— И ты узнала. 

— В большинстве случаев да. Мне в детстве часто не интересно было общаться с ровесниками. Мне казалось, что они занимаются ерундой, читают глупые журналы, обсуждают глупые вопросы. 

— Мне тоже так казалось. 

— Мои увлечения исследованиями были связаны с тем, что я в своем окружении не находила полезного контента. Наблюдений за людьми и их поведением, разговорами было полно. Просто мне было интересно другое. Там я не получала той информации, которую хотела, зато получала ее в другом месте. Потом возвращалась обратно, могла на практике ее применить и посмотреть что будет. 

— В твою жизнь рано пришли тренинги. Твое обучение началось… 

— В 15 лет. 

— Ты сама нашла, где учиться? 

— Нет, мама отвела меня туда за руку. Это я так помню. У нее другая версия. Сказала: «Посмотри, понравится — останешься.» В первый вечер мне ничего не понравилось, я подумала: «Дураки какие-то сидят, очевидные вещи обсуждают, зачем это надо.» А ко второму вечеру поняла, что мне это очень интересно и я хочу продолжать этим заниматься и сама проводить тренинги. 

— И тебе до сих пор интересны тренинги как формат взаимодействия с людьми, получения и передачи информации? 

— Да, вполне. 

— Получается мы говорим об образовании. Есть обычное, а есть тренинги, игры. И ты про передачу информации. 

— Я — да. Потому что мне кажется, что в классическом образовании хороших преподавателей, которые реализуют свое предназначение, «учителей от Бога», не очень много. Это нормально, в каждой профессии так. Но такое образование очень сильно проигрывает тренинговому и игровому формату, потому что оно принудительно, это постоянная обязаловка, уроки, тебя постоянно оценивают. 

Как-то участница тестирования одной игры про изучение языков сказала, что у нее снялся не языковой барьер, а барьер к изучению языков в принципе. Он образовался у нее в школе, где за ошибки учительница их била. Как же она в принципе должна была хотеть изучать языки? А ведь это погружение в разные миры, потому что их ровно столько, сколько языков. Каждый раз, когда ты читаешь новую книгу на языке, или смотришь фильм или слушаешь музыку или просто с кем-то разговариваешь — это невероятно интересное приключение и путешествие. Ну как она будет это делать, когда знает, что случится, если не дай Бог она ошибется… А на начальном этапе ошибаются все. Даже на продвинутых этапах люди ошибаются. Если ты ждешь, что тебя будут колотить, учиться невозможно. 

Конечно, не все преподаватели так делают, и в дисциплине самой по себе тоже ничего плохого нет. Наоборот, на каких-то этапах она полезна. Но когда тебя насилуют образованием 11 лет подряд, а потом ты приходишь в университет и там продолжается эта история, это очень сложно. 

Высшее образование у меня незаконченное, я сбежала. К тому моменту я уже точно знала, что хочу быть тренером. Когда мне было 19 лет, я стала тренером и перестала посещать занятия. 

Ну как можно хотеть учиться в университете, особенно если ты очень заинтересован в людях, в человеческом развитии, если в этом университете преподаватель по предмету «Психология деловых отношений» с первой же минуты первого семинарского занятия срывается на всех, орет, а потом выбрасывает зачетки в окно из учительской? Как это должно было мотивировать? К ней на занятия никто не ходил и она была очень возмущена и сделала все, чтобы с первого занятия закрепить это отношение. 

Предмет по другой психологии вела девушка, которая как только входила в аудиторию, начинала умирать. Что мы из этого должны были извлечь? Вся содержательная часть моментально улетучивается, когда человек умирает 45 минут подряд у тебя на глазах и не реагирует ни на что. Мушка лежит на столе, у нее одно крылышко дергается, а все остальное в ауте. И ты не можешь даже помочь, не полагается. Ты — студент, она — преподаватель. Невозможно, неинтересно, скучно, и я реально оттуда сбежала. 

Начала сбегать в начале 2-го курса, а к третьему перестала ходить совсем, потому что мои самостоятельные занятия, посещения тренингов, изучение разных психологических описательных и прикладных методик давали больше результата, чем факультет «Менеджмент организаций» в университете. Про менеджмент там было не очень много, про организации в принципе ничего. 

У нас преподавала женщина, которой было лет 70 и весь ее менеджмент закончился, я думаю, еще в Советском Союзе. Это очень сильно отличалось от того, что происходило тогда и происходит сейчас. Чему она могла нас научить и как подготовить к управлению организацией в современном мире, я не понимаю. 

За полгода работы в тренинговой компании, сначала как менеджер проектов, я узнала и получила гораздо больше навыков, чем за 2-3 года в университете. 

— Возможно в советской системе при совпадениях условий каких-то могли быть талантливые учителя. Я это допускаю. Что происходит в системе тренингов, игр и книг? Правильно ли я понимаю, что при правильной методологии, которой владеет тренер, мы можем не зависеть от его таланта? 

— И да, и нет. Потому что играющий тренер — это человек, который работает над собой каждый день. Невозможно стать тренером один раз, получить бумажку, и забить на собственное развитие. Потому что ты никогда не знаешь, кто будет у тебя в аудитории. Самые лучшие учителя — это люди в группе, которую ты обучаешь, которым передаешь знания или создаешь с ними что-то вместе. Где кого начнет клинить и в какую сторону — не знает никто. Это всегда неожиданно, и ты должен реагировать моментально. 

У нас одно время с коллегами была в ходу шуточная фраза. Когда кто-то задавал неудобный вопрос или озвучивал неудобный комментарий в группе, мы говорили: «Не надо себя так вести, тренер может обидеться». Но если тренер обиделся не понарошку, а взаправду, он поведет себя как обычный человек. Потому что он живой, это нормально. 

Можно передать методологию, обучить тренерству, это не проблема, курсов и тренингов для тренеров полно. Но это не единственное, чему нужно учиться. 

— Но эта система более эффективна, чем классическое образование. Как система. Естественно ее делают люди, это не завод, где все можно отладить. 

— Опять ответ и да, и нет. Потому что для гуманитариев, например, это очень хорошо. А технарям реально проще прочитать учебник механики и все понять из символов, цифр, букв и т.д. Но если мы говорим о детском образовании, то эта песня не прокатит. Математику можно объяснить в картинках, играх. Физику, русский язык, общеобразовательные предметы — увлекая внимание ученика, чтобы ему понравится. Это невозможно сделать через учебник и принуждение. 

Ты можешь строить, что хочешь, создавать свой собственный мир таким, каким он тебе видится, как тебе хочется и у тебя есть для этого абсолютно все.

— А чему еще нужно учиться? 

Желательно изучить больше, чем одну методику в своей отрасли. Каждую из них опробовать на себе лично, иначе как ты узнаешь работает она или нет? Какие у нее есть возможности и границы применения? С какими задачами она лучше работает, а с какими лучше обратиться к другому направлению? Есть такое выражение, что опыт, не пропущенный через собственное тело, называется слухом. Или словами Жванецкого, «давайте говорить о вкусе устриц с теми, кто их ел». Однажды коллега рассказал, как ему в ночи позвонила знакомая тренерша и попросила: «Знаешь эту технику знаешь? Объясни мне ее за пять минут. Завтра тренинг вести, а я не разбираюсь…» Какого качества будет тренинг? Будет ли он безопасен для участников? Научатся ли они чему? 

Хорошо также изучать вещи, отличные от твоей области. Например, меня интересуют языки. Это опыт, который я могу описать и привнести в свою деятельность. Иногда использовать как метафору. Меня так же занимают идеи квантовой физики и смежных вещей, потому что они описывают мир совсем не так как психология, но на стыке этих дисциплин проявляются новые знания, теории и наблюдения. 

Я хочу сказать, что мир очень многогранен и запереться в какой-то одной грани значит ограничить себя, не дать себе возможность видеть целое настолько насколько это возможно. Ведь очень много вещей мы пока просто не можем объяснить. 

Отвечая на твой вопрос о том, чему еще надо учиться, скажу, что учиться нужно всему, что вызывает у тебя интерес. Главное — интересоваться миром, людьми, собой и всем, что происходит вокруг! 

Беcеду вела Валерия Ефанова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: